Сапожник и царь

04.08.2012 | Категории: Народные сказки

В  отдаленные   от  нас  времена  некий  царь,  решив   узнать, как живет его народ, чем питается и про что ведет разговоры,  переоделся в простую одежду  и пошел бродить по своей  столице. Он заглядывал в каждый дом, а потом оказался  на краю города в доме сапожника. У того сапожника была  больная жена и трое детей. И жил он так бедно, что беднее  некуда. То, что сапожник зарабатывал на улице, прочиняя сапоги прохожих, подбивая им подошвы да каблуки и нашивая заплатки, не хватало даже на еду.  Тем  не менее, сапожник не тужил, жил с шутками да прибаутками, весело  и  беззаботно.

Удивился царь и говорит сапожнику:

—    В доме твоем нет добра и на один сапог, дети ходят в рваной одежде; все, что ты зарабатываешь за день, не хватает даже на пищу, а ты веселишься,  будто самый счастливый человек на свете. Что же ты за неунывающая душа?

Сапожник на это отвечает:

—   Если бы от моих горестных ахов, охов да сетований в дом мой прибывали хлеб и одежда, я бы вовеки веков не сидел за латанием чьих-то сапог!

Ответ сапожника не понравился царю. «Лукавит! — подумал он о сапож­нике. — Наверняка починка сапог такое веселое дело, иначе он не жил бы еще веселее меня».

На другой день он запретил всякое сапожное дело в городе.

Вечером царь опять отправился к тому сапожнику. А тот вместе со своими домочадцами знай себе веселится, шутки отпускает направо и налево, с хохоту чуть не давится, ведет себя так, словно страшно доволен своей жизнью.

—     Я вижу, ты и сегодня очень весел, — говорит ему царь. — Или ра­дость у тебя какая?

—     Какая там радость, — отвечает сапожник, то ли ведая, то ли не ведая, кто перед ним стоит. — А вот заботу царя о нашем брате следует отметить.

—     Разве запретить человеку работать — это забота о нем? — удивился царь. — Что вы теперь-то будете есть?

—     Что вы! Наверное, царь остановил наше ремесло лишь на день-другой. В городе нашем развелось сапожников — не стало хватать на всех работы. А когда не хватает работы, то и с заработками плохо. Видно, царь об этом и позаботился.

А тот все продолжает допытываться:

—     Это ты, что ли, так думаешь, что сапожники возобновят свою работу через день-другой?

—     Для этого много ума не надобно — были бы ноги. У каждого имеются ноги, а если есть ноги — имеются сапоги или туфли. Как бы аккуратно их не носить, они все равно ветшают и дырявятся. А кто их починит, кроме сапожника?  Пока есть голова — будут шапкошвеи,  пока сапоги — сапожники.

Ничего не мог возразить на это царь, так и ушел домой, недовольный собою.

На другой день он издал приказ: пусть все сапожники возобновят свою работу! А того веселого сапожника велел поставить стражником у своих дверей, чтобы не жил с таким настроением, которого лишен сам царь. С  утренних до вечерних сумерек торчал сапожник у царских дверей и возвращался домой, едва держась на ногах от усталости. Жена и дети сапожника целый день ждали его, надеясь, что он вернется не с пустыми руками. И он действительно вернулся не с пустыми руками: по дороге продал ювелиру серебряную саблю стражника и на вырученные деньги купил на всю неделю еды для  семьи.

Обрадовались домочадцы, веселье, шутки и смех начались в доме сапожика, как обычно. И в это время к ним и вошел царь. Сапожник как раз мастерил саблю из дерева, напевая что-то себе под нос.

—  По-моему, ты сегодня еще веселее, чем вчера, — мрачно изрек царь. — На столе у тебя прямо-таки праздничные угощения.

Сапожник дострогал свою саблю, вогнал ее в ножны и сказал, то ли ведая, то не ведая, что перед ним находится сам царь:

—  Так ведь все эти яства достались мне благодаря заботам царя. Он поставил меня стражником у своих дверей. Сегодня я продал ювелиру серебряную саблю, которую он мне выдал, и накупил детям еду. Оказывается, саблей мож­но и снести голову, и добыть на пропитание.

Царь не нашелся, что ответить сапожнику и отправился к себе во дворец.

Всю ночь не спал он в своей опочивальне, размышляя над тем, как отомстить  веселому сапожнику, как опозорить его перед людьми. Но так ничего и  не  смог  придумать. А подсказка пришла сама собой.

Утром к царю явился известный в городе купец. Когда он миновал стражника   у  дверей,   то  вдруг   обнаружил,   что   из   кармана   исчезло   сто  рублей. Купец пожаловался царю. Разъяренный царь велел привести к себе стражника.

—    Я ни в чем не виноват, — отвечал стражник. — Мне велено стоять столбом, когда мимо проходят почтенные граждане города, вот я и стоял так, когда этот господин проходил мимо меня.

—    Деньги купца взял ты! — оборвал его царь. — Если сейчас не возвра­тишь их купцу, я велю снести тебе голову. — И потом приказал привести другого стражника, сменщика первого.

Привели другого стражника, а им оказался тот самый веселый са­пожник.

—   Сейчас же при мне снеси голову этому вору! — приказал ему царь.
Он знал, что у стражника-сапожника сабля деревянная и желал его уличить в этом, а потом казнить его самого.

Сапожник вытащил саблю из ножен, трижды покрутил ею вокруг головы и воскликнул:

—   Если этот стражник действительно стащил у купца деньги, мой булатный меч снесет ему голову. Если же нет, — он превратится в дерево! —
С теми словами он ударил стражника по шее, но голова стражника осталась на плечах.

Сапожник показал саблю царю и купцу:

—    Смотрите, булатный меч превратился в деревянный, значит, этот страж­ник не виноват. Теперь разрешите эту деревянную саблю вновь превратить в булатную.

—    А как ты это сделаешь? — спросил его царь.

—    Я  вижу,  что у  этого купца  никто денег  не  крал.  Просто  он  решил опорочить   невинного   человека…— начал   было   сапожник,   но   купец   его прервал:

—    Ложь! Смотришь в глаза и врешь!

—    Не кричите, мой господин, — спокойно сказал ему сапожник. — Сейчас мы все проверим: если вы правы, при ударе эта сабля так и останется дере­вянной. Если же неправы, она обратится в булатную и снесет вашу голову. Я жду согласия моего царя.

И тут купец свалился перед царем на колени, обхватил руками его ноги и стал молить:

—    О, мой царь! Пожалуйста, не позволяй сабле превратиться в булатную!

Растерянный царь долго не знал, что сказать, потом бросил купцу:

—    Ладно, пусть будет по-твоему. Но только попросишь прощения у обоих стражников, исполнишь любое их требование!

После этого царь велел выдать стражнику, что стоял на карауле всего два дня, годовое жалование, одел его с ног до головы, выдал еды на целый год и отправил домой. Он хотел взять его к себе главным визирем, но потом передумал, ибо такой умный человек неровен час сам сядет вместо него па царский трон, и не стал приглашать его в визири.

Поделиться с друзьями

Отправить комментарий