Образование в республике башкортостан

25.05.2010 | Категории: Образование

Определить документально точное время возникновения му­сульманских школ в Башкирии трудно. Сохранившиеся письмен­ные источники указывают на вторую половину XVII века. Но, ви­димо, более правильным будет вести историю исламских учебных заведений на Южном Урале с XVI века, на что указывал еще Р. Фахретдинов – крупнейший исследователь культуры Востока.

Возникающие школы в общем копировали традиционную ре­лигиозную школу ислама – медресе (от арабского Мадраса - ме­сто, где учат). Основной целью медресе было религиозно-нравст­венное воспитание детей и подготовка духовных наставников.

В учебном курсе преобладали богословские дисциплины. В за­висимости от подготовленности учителей шакирды (учащиеся) получали также некоторые сведения по математике, астрономии, классической арабской литературе, истории. Языком обучения в младших группах был тюрки – региональный литературно-пись­менный язык. В средних и старших классах преподавание велось на арабском и частично персидском языках.

Медресе открывались при мечетях и находились в ведении му­сульманского духовенства. Муллы составляли костяк учитель­ского персонала. Кроме местных кадров к преподаванию привле­кались научно-педагогические силы из Поволжья, Дагестана, Крыма, Хорезма, Бухары, Самары, Турции.

Мусульманская школа была сельской. В большинстве городов Башкортостана, возникших как административные центры Рус­ского государства, не было ни мектебов (начальных школ), ни медресе. К отмене крепостного права только в Стерлитамаке, Оренбурге и Троицке имелись более или менее влиятельные школы. Мектебы и медресе материально содержались исключи­тельно за счет местного населения и в этом смысле являлись под­линно народными учебными заведениями башкир и татар. Они приобрели значительное влияние в крае. Заметна была их роль и в политической жизни. Большие медресе часто становились местом распространения антиколониальных идей, а их руководители не­редко превращались в духовных вождей башкирских восстаний XVIII века. Поэтому царское правительство приняло ряд мер, направленных против расширения сети и усиления мектебов и медресе. В ходе подавления восстаний школы разрушались, му­сульманские духовные лица (ахуны, муллы), заведующие медресе (мударрисы), учителя (мугаллимы), влиятельные образованные лица (абызы), то есть вся интеллектуальная часть башкирского и татарского народа подвергались жестоким преследованиям.

С конца XVIII в. сеть мектебов и медресе в Башкирии стала бы­стро расширяться. Этому способствовали умиротворение края по­сле передачи башкир в военное управление, постепенный переход местного населения к оседлому землевладению, усиление притока в регион казанских татар, то есть общий рост мусульманского на­селения края. Увеличению численности школ благоприятствовала также организация Духовного собрания. Государственное призна­ние ислама, широкое строительство мечетей, рост спроса на кадры культовых служителей, подъем религиозного самосознания му­сульман вели к открытию все новых учебных заведений, упорядо­чению всего учебного дела. Укреплению местной системы образо­вания послужило и начало книгопечатания на восточных языках. Львиную долю книжной продукции казанских типографий состав­ляли учебные книги для традиционного образования башкир и та­тар. Это создавало основу для более широкого, чем раньше рас­пространения книжных знаний в массах.

В первой половине XIX в. Башкирия превратилась в один из центров мусульманского образования на российском Востоке. Здесь работали крупные медресе – подлинные очаги книжности и религиозной учености. Слава некоторых из них вышла за пределы страны. Особенно знаменитыми были медресе в деревне Стерли-баш (Стерлитамакский уезд), Сеитовом посаде (Оренбургский уезд), Троицке (Троицкий уезд).

В медресе с. Стерлибашево приезжали учиться со всего Урало-Поволжья, из киргизских, туркменских и казахских степей. Оно было основано в 1720 году. Одним из его лучших учеников, а за­тем и последователей был Хуснутдин бин Шамсутдин бин Йагфар (1767 – 1869), основатель и преподаватель знаменитого Балыклы-кульского медресе. В течение шестидесяти лет, отмечает М. Умет-баев, многочисленных шакирдов со всей округи обучал поэг и сэсэн Хуснутдин. В Стерлибашевском медресе работал известный ученый Нигматулла Биктимеров, который активно проводил в жизнь наставления Г. Курсави. Он старался у своих подопечных пробуждать интерес к познанию, воспитывать любовь и уважение к разуму человека независимо от его социального положения, ут­верждать демократические идеалы. Нигматулла развернул актив­ную собирательскую деятельность, в результате чего начала фор­мироваться богатейшая библиотека Стерлибашевского медресе. Им самим было написано много комментариев, учебных пособий для курса медресе. Особенно Сгерлибашевское медресе прославил Харис Биктимеров, сменивший в 1844 г. отца в должности муда-риса Стерлибашевского медресе. Харис развернул гуманитарную деятельность: на его личные средства был открыт дом благотворительности, построены новые здания медресе, реставрирована и расширена мечеть. Много сделал для Башкортостана его сын Ша-кир Тукаев, который дважды был избран депутатом от Уфимской губернии в Государственную Думу.

Были введены новшества и в учебный процесс в медресе, больше внимания стало уделяться методической организации учебы, воспитанию интереса к знаниям. Было введено преподава­ние русского языка, выписывались газеты, в том числе литера­турно-политическая газета «Голос», издававшаяся в Петербурге Такая атмосфера медресе привлекала многих шакирдов, стремив­шихся к получению настоящих знаний. В 80-е годы в это медресе перешел из со своими учениками поэт Шамсетдин, перед этим по­ступил в медресе и затем работал здесь поэт Гали Сокрой. У них учился некоторое время будущий знаменитый поэт-просветитель Мифтахетдин Акмулла.

Исключительная популярность притягивала в Стерлибашевское медресе молодежь со всего Российского Востока. По сведениям одного из инспекторов народных училищ Уфимской губернии, среди обучающихся там шакирдов иногда встречались даже жи­тели самой Бухары. После посещения в начале XX в. этого учеб­ного заведения академик В. В. Бартольд назван его «одним из жи­вых центров мусульманской науки в России».

Русскоязычные учебные заведения в Башкирии появились в XVIII веке. Они организовывались по линии правительства, пре­следующего в первую очередь утилитарные цели – подготовку нужных для местных властей специалистов, государственная школа, как правило, носила светский характер.

Особенно заметную роль в проявлении общественно-политиче­ской активности башкир и других нерусских народов края и в их просвещении в первой половине XIX в. сыграло Неплюевское во­енное училище, открытое в Оренбурге 2 января 1825 г. (с 1844 г. -Неплюевский кадетский корпус) с целью «способствовать сближе­нию азиатцев с русскими, доставлять этому отдаленному краю просвещенных чиновников». Корпус состоял из европейского и азиатских отделений. В них наряду с христианским и мусульман­ским богословием и военными дисциплинами, преподавались ис­тория, география, ботаника, минералогия, математика, давались определённые знания по архитектуре, каллиграфии и изящному искусству. В европейском отделении, кроме русского изучались и западноевропейские языки, в азиатском – арабский, персидский и родные языки слушателей, а также предметы, связанные с земле­делием и лесным хозяйством. На учебу в корпус, кроме детей рус­ских чиновников и офицеров, принимали детей башкир, казаков и мишарей.

Дореформенный Неплюевский кадетский корпус оставил яркий след в культурной жизни края. Несомненная его заслуга в подго­товке светской национальной интеллигенции. В 1852-1860 годах здесь обучался М. И. Уметбаев – крупный башкирский поэт-про­светитель, ученый-энциклопедист.

В 1832 г. при Неплюевском училище открылось женское отде­ление для воспитания и обучения «наукам и рукоделию» дочерей военных и гражданских чиновников. По М. Н. Фархшатову

Поделиться с друзьями

Отправить комментарий