Галия Имашева

Достижения башкирской сценографии в зна­чительной мере связаны с творчеством народного художника РСФСР, лауреата Государственной премии им. К. С. Станислав­ского Галин Шакировны Имашевой, которой принадлежит веду­щая роль в деле становления и развития национальной школы те­атрально-декорационного искусства. На протяжении сорока шести лет ее творческая деятельность неразрывна с жизнью Башкирского академического театра драмы им. М. Гафури, куда Имашева при­шла работать художником в 1936 году вскоре после окончания Уфимского техникума искусств. Более двухсот спектаклей офор­мила Имашева за эти годы, и сегодня она по праву разделяет славу и успехи .родного театра. Произведения Галии Шакировны, выра­жая идейно-художественные поиски театра, представляют в то же время явление самостоятельное и глубоко индивидуальное.

Значительное место в творчестве художника занимала работа над спектаклями по произведениям башкирских драматургов Это объясняется не только репертуаром театра, но также и личными устремлениями автора, любящего и знающего свой народ, его ис­торию, быт. Знание материала, сочетающееся с эмоциональностью, поэтичностью, живописной культурой художника, позволяли ей создавать произведения, обладающие большой силой художест­венного воздействия.

Одна из ярких страниц в творчестве Имашевой – работа над трагедией М. Карима «В ночь лунного затмения», к которой она впервые обратилась в 1964 году. Появление этого спектакля стало событием в культурной жизни нашей страны Народная, философ­ская драматургия М. Карима нашла в лице Имашевой достойного интерпретатора. Ею создан зримый художественный образ спек­такля, в решении которого ею найдена поэтическая метафора -цвет, роль которого здесь определяющая. Глубокий, напряженный цвет фона, как нельзя лучше связано с драматичностью происхо­дящего на сцене. Он – символом тех незыблемых нравственных устоев, обычаев, жертвами которых становятся 1ерои спектакля. От действия к действию этот цвет сгущается, охватывая все большее пространство и предвещая трагическую развязку. Глубокий, гармоничный колорит, в котором выдержаны декорации, позво­ляет художнику одновременно подчеркнуть выразительность не­многословных деталей, народных костюмов, В сценическом реше­нии Имашевой воссозданы образы башкирский природы, картины народной жизни. С подлинной страстью рисует художница и ге­роев спектакля, наделяя их яркими характерами. В целостном ху­дожественном решении – деталях костюма, мимике, пластике, цвете определяется психология героев.

Актеры Башкирского академического театра драмы им. М. Га­фури не раз говорили о том, что эскизы Имашевой помогали им найти пластический рисунок образов.

Эскизы Г. Ш. Имашевой к спектаклю «В ночь лунного затме­ния» – это произведения философско-трагедийного звучания. Мудрость художника, поэтичность его восприятия позволяют до­нести до зрителя высокое звучание драматургии М. Карима. Они несут ярко выраженный национальный колорит, заключенный в истинном знании и проникновении в народные судьбы, в цветовом строе. Живописная выразительность этого цикла произведений составляет их особую эстетическую ценность.

За оформление спектакля «В ночь лунного затмения» Галия Шакировна Имашева была удостоена звания лауреата Государст­венной премии им. К. С. Станиславского.

Глубоко чувствуя и понимая драматургию М. Карима, откры­вающую художнику большую возможность для вдохновения и творческой фантазии, Имашева в 1981 году начала работать над живописным триптихом на тему трагедии «В ночь лунного затме­ния», сочетая в нём элементы станкового и театрального искус­ства

Монументальны и драматичны эскизы, созданные Галиёй Шакировной к спектаклю «Салават Юлаев» по драме М Карима (1972) В эскизе занавеса изображается бурный, неодолимый бег лошадей, стремительность которого выявлена пластикой, подчерк­нута контрастами цвета. В оформлении к «Салавату Юлаеву» ав­тор отказывается от бытовой конкретности, создавая обобщённо-образную среду для развития действия. Избранный художником язык символики и аллегории способствовал усилению образной, исторической значимости спектакля.

Тема народного мужества, подвига была продолжена Имаше­вой в работе над балетом Н. Сабитова и X. Ахметова «Салават» (1979 г.), обращение к которому не было случайным. Это ещё одна грань в её восприятии, понимании образа легендарного героя баш­кирского народа. Героико-патриотическое звучание здесь на первом плане, оно находит гармоническое композиционное, живопис­ное решение. Вся сила поэтической, взволнованной души автора воплощена в полных страсти, напряжения эскизах, каждый из ко­торых, начиная от занавеса и кончая финальной сценой, строится на языке суровой мужественности, обобщений.

Народный поэт Башкирии Мустай Карим в одном из интервью так определил творчество мастера: «Г. Ш. Имашеву я отношу к тем театральным художникам, которые умеют вникнуть в суть произведения. Мне близка её манера работы своей подлинностью, искренностью. Имашева своим искусством не отвергает драматур­гию, а как бы соперничает с драматургом языком пластики во имя утверждения его позиций, мыслей».

В эскизах к пьесе «Чудак» Н. Хикмета художник сдвигает на сцене пересекающиеся объёмы, нагнетает ритмы качнувшегося, словно сошедшего с оси мира, где устойчива лишь небольшая площадка – место действия

В эскизах пьесы Э. Альта «Слепой» применён тот же принцип Здесь главенствует система контрастов – глухих, мощных башен, заполняющих сцену, и хрупкого первого плана, означенного лако­ничными деталями – кровать, стол, стул в комнате, израненное дерево. Ритм башен, монотонный, тяжеловесный в первом акте, всё нарастающий, напряжённый во втором, создаёт впечатление драматизма и борьбы, отвечает теме спектакля.

Искусство Галии Шакировны Имашевой – это целый мир, в ко­тором воплощены и режиссерское видение, и актерское сопережи­вание, и колористический дар большого художника, не мыслящего себя без театра, неустанного в творческих исканиях.

По В Сорокиной, Г Кушнеровской

Поделиться с друзьями

Отправить комментарий