Заметки о современной живописи Башкортостана

Стили­стическая разнородность, стремление обновить художественный язык и проблематику работ характеризуют сегодня не только мо­лодых художников, но и мастеров старшего поколения. Творческая активность последних во многом зависит оттого, насколько орга­нично их опыт вписывается в современный изобразительный ма­териал. Кто-то испытывает творческий кризис, вызванный круше­нием ценностных установок, питавших искусство социалистиче­ского реализма, а наиболее сильные не только активно участвуют в художественной жизни республики, но и оказывают заметное влияние на формирование живописи нового времени. В числе этих мастеров – А. Ф. Лутфуллин, М. А. Назаров. Произведения обоих лишь на первый взгляд характеризуют их как художников поляр­ных позиций. Сущностная основа их работ – драматизм, вызван­ный общностью тревог за судьбу своего народа, печалью о дере­венском мужике, о земле. Как ни странно, в благополучные 70-е годы не только авангардизм Назарова, но и реалистические работы Лутфуллина подчас «не приходились ко двору» – недаром именно в те годы была отвергнута выставкомами его трагическая «Старуха у окна», горькой правдой своей ломавшая оптимистические кон­цепции российских выставок. Уже в работах 1989 г. художествен­ный язык Лутфуллина трансформируется: в трактовке цвета, пла­стике форм все сильнее ощущается близость примитивистским тенденциям. Однако опыт реалистической школы помогает мас­теру сохранить за формальными поисками глубину содержания («Белая юрта», 1989). Композиционная и колористическая сдер­жанность и программный драматизм работ Лутфуллина, но уже выраженный иными приемами (фактурная живопись, крупные, эпического звучания объемы), нашли свое продолжение в творче­стве молодого художника А. Мазитова. Лутфуллинский аскетизм в выборе выразительных средств наследует и Д. Сулейманов. Во­круг Лутфуллина консолидировались художники разных поколе­ний, образовав творческое объединение живописцев, графиков и скульпторов «Артыш» («Можжевельник»). Стилевая разнород­ность объединения – свидетельство настойчивого поиска худож­никами различных путей в осуществлении идеи возрождения на­ционального духа и традиций башкирского народа.

Творчество М. Назарова определило направление художест­венных исканий многих живописцев республики. Назаров первым, задолго до кардинальных перемен в башкирском искусстве, обра­тился к опыту русского авангарда 10-х годов: он концентрирует внимание на воспоминаниях о деревне – знакомых ему крестьян­ских образах и сюжетах. Подобно Н. Гончаровой и раннему К. Малевичу наделяет картины интонациями примитива с помощью жесткой угловато-рубленой трактовки формы. В более поздних его работах обнаруживается легкий след воздействия композиций П. Филонова (но не его аналитической теории!) и житийных икон Древней Руси.

Вслед за Назаровым опосредованное влияние первого русского авангарда испытали художники, тяготеющие к примитивистским тенденциям и на основе этого объединившиеся в конце 80-х годов в группу «Сары бия» («Желтая кобыла»). Различия в этнической принадлежности, живописном темпераменте, художественной ин­дивидуальности помогли им избежать однородности в формообра­зовании и пластических приёмах, в сюжетах и эмоциональном со­держании. Крестьянская тема в творчестве С. Лебедева раскрыва­ется с позиций городского художника: он идеализирует деревен­ский быт и образы, рассказывая о широте русской души, искрометности фольклора, неуемном хмельном веселии. Раскованная щедрость цветовой гаммы помогает создать ощущение отчаянного праздника. В работах М. Кузнецова напряженный колорит в соче­тании с суровой печалью образов рождает драматические интона­ции, вызванные горечью воспоминаний о деревенском детстве. Композиции Назарова, Лебедева, Кузнецова часто «полисюжетны» и построены на тесном переплетении реалий и выдумки: несколько маленьких эпизодов, как бы воссоздающих сложное полотно чело­веческого бытия, простая мудрость которого заключается в извеч­ной связи человека с землей-кормилицей. Работы Д. Ишемгулова соединяют в себе традиционную повествовательность реалистиче­ских сюжетов с дерзостью изобразительных приемов примитиви­стского направления. Его картины, как и сюжетные работы Р. Загидуллина, X. Фазылова, – незатейливые рассказы о башкирской деревне, о красоте и гордости её жителей, о заново открываемых духовных ценностях башкирского народа.

Родник, питающий творчество многих живописцев республики, принадлежащих разным поколениям, – фольклор На рубеже 50 60 гг начинался творческий путь художников А Ситдиковой и А Бурзянцева Палитра их полотен — яркая, праздничная в ка­кой-то мере рождена общим оптимистическим пафосом искусства тех лет Но в большей степени источник жизнеутверждающего характера их произведений – народное искусство Русский фольк­лор, старинная архитектура, русская поэтическая лирика вдохнов­ляют мощный талант А Бурзянцева, живописные «сказы» кото­рого построены на декоративности больших цветовых плоскостей.

Башкирские натюрморты и интерьеры А Ситдиковой завора­живают экспрессией цвета, удивительной композицией, где каж­дый предмет обретает самоценность Простота художественных приемов, подкупающая искренность несомненные достоинства ее работ Творчество Бурзянцева и Ситдиковой органично вписы­вается в общий контекст современной живописи республики и служит свидетельством многонациональности ее структуры.

Живопись последних четырех десятилетий трудно представить и без имени Б Домашникова Свойственная искусству 60-х при­поднятость над повседневностью сформировала эмоциональное содержание творчества художника Оптимистически воспринятые мифологемы социализма реализовались в его искусстве в звонкой палитре красок, в монументальном решении композиционных по­строений, в теме Родины – для сверстников Домашникова одной из главных Они многое вынесли вместе с Родиной, самозабвенно веря в ее будущее Домашников и сегодня пишет о Родине Однако в его работах 90-х годов иное мироощущение, вызванное пере­живанием об утраченных идеалах, искренне воспринятых худож­никами его поколения Тема Родины обретает теперь в его произ­ведениях драматический колорит.

Изобразительное искусство Башкортостана явление динамич­ное и многослойное, изобилующее как воздействиями нового вре­мени, так и влияниями обретенного в прошлом опыта Оно трудно поддается классификации, поскольку часто элементы разных стилей сплетаются в творчестве одного автора Это касается и искусства молодых, и, в особенности, тех, кто начинал свой путь на ру­беже 70-80 годов, когда традиции реалистической школы еще со­хранялись, а идеологическое давление значительно ослабло, что подготовило почву для обновления сначала проблем этики, а вслед за тем и художественного языка Сегодня в творчестве этих авто­ров в разной степени и в разных соотношениях проявляются по­пытки примирения накопленного реалистического опыта с экспе­риментами в использовании новых изобразительных приемов Лишь немногие из них пошли по пути кардинальных обновлений собственной манеры и метода окунувшись в безудержный поток перемен Большинство авторов сохранило индивидуальные харак­теристики, которые позволяют, несмотря на значительное обнов­ление стиля, все же узнать почерк мастера.

Приверженностью теме и художественным принципам отмечено творчество У Мухаметшина Его жанровые работы, посвя­щенные быту башкирской деревни, сохраняют черты, свойствен­ные стилистике его более ранних картин реалистическую трактовку образов достаточно условно разработанное пространство, декоративность цвета, жесткие объемы, графичность живописной структуры И даже в работах чисто декоративного характера он узнаваем по тем индивидуальным приемам, которые подчеркивают графичность живописи – резким «проведениям» тонких длинных мазков, контрастам цветовых пятен.

Своеобразие почерка И   Фартукова обнаруживается в живо­писных характеристиках его произведений   Их цветовая гамма отличается интенсивностью контрастов зеленого, желтого, черного, красного Пережив в поисках новой формы влияния русского авангарда, он часто возвращается к более спокойным пластическим решениям, оставляя роль «силового поля» за колоритом.

Своеобразием трактовки темы «ретро» отмечено творчество Н. Пеганова В простоте композиций и легкости форм, тонкой нюан­сировке живописи заложено ностальгическое отношение автора к прошлому страны.

Из группы художников, опирающихся на реалистические тра­диции, Р. Хабиров едва ли не единственный в республике хранит строгие принципы классической художественной школы Его изобразительчый язык подчеркнуто академичен отчего работы при обретают характер некоторой декларативности, утверждающей безусловные достоинства профессионального ремесла Творческие принципы художника вступают в полемику с экспериментаторским характером современной живописи ищущей новые формы, адекватные современности, но не отвергающей достоинств профессиона­лизма.

Творчество С Игнатенко, Б Самосюк С Краснова, А. Буганина основано на знании и серьезной переработке наследия миро­вой художественной культуры В их работах выявляются глубинные связи общечеловеческого опыта и памяти с личным креатив­ным мышлением и практикой современною художника Извечный спор добра со злом порока с добродетелью социальная экология, трагедия одинокого человека, отвергнутого толпой, и многое, мимо чего не может пройти серьезный художник, стало темами их картин Конечно, у каждого из них – свои изобразительные принципы, благодаря которым интерпретация той или иной темы инди­видуальна Идеалы красоты в творчестве С Игнатенко утвержда­ются через эстетику безобразного и конфликт отталкивающего образа с намеренной эстетизацией цвета и пластики Воздействие «постмодернизма» не обернулось формальными поисками Его «Гефсиманская ночь» (1994), «Поцелуй Иуды» (1994) поднимают философско-этические проблемы И в творчестве Б. Самосюка библейские темы – не просто сюжеты для жанровых картин Тема страданий Христа в его живописи, где предмет деформируется цветом, а пространство и вовсе абстрактно, – не теряет эмоцио­нального и психологического напряжения экспрессия цвета и «из­ломы» пластики подчеркивают трагическое содержание картины.

В яркой, карнавальной живописи А Буганина мрачная печаль соседствует с весельем праздника «Госпожа Д», «Праздник сови­ных перьев» – романтические фантазии, расцвеченные мощным цветовым всплеском и скрывающие драму одиночестве в толпе.

Своеобразие языка С. Краснова обусловлено логикой аналити­ческого мышления художника, выстроенность композиций, графи­ческая четкость рисунка, сложная образная структура работ, по­строенная на выверенном соотношении фантастического и реаль­ного Тематика его произведений – сосуществование цивилизаций, сущность человеческого бытия, проблемы прогресса скрывается за изобразительными метафорами.

При всей разнохарактерности художественного языка, творче­ству этих художников присущи широкие обобщения, философское содержание, метафоричность языка и глубокая психологическая наполненность образов.

В полемике с реалистическими тенденциями 80-х годов роди­лось содружество художников Н. Латфуллина, В. Ханнанова, Р. Харисова, Р. Ахметвалиева, Р. Гарифуллина, Н. Байбурина «Чин­гисхан» – группа, в пределах которой скоцентрировались не­сколько поисковых направлений башкирских живописцев Худо­жественные принципы их, столь непохожие между собой, сформи­ровались на базе различных культурных традиций Востока и За­пада.

В творчестве В. Ханнанова символ супрематизма – черный квадрат в различных комбинациях с элементами символики ислама (серия картин «Рождение мифа», 1991) открыто декларирует идею взаимодействия двух культур Оттолкнувшись от этой про граммы в более поздних работах цикла «Откровение» (1995) в ткань пуантилистской живописной структуры пейзажного мотива он вплетает тексты Корана, оставив позади увлечение концепту­альными направлениями авангарда и обращаясь к реалистическим формам Этот пример показателен с той точки зрения, что характе­ризует в целом динамику башкирской живописи, за чрезвычайно короткий промежуток времени переболевшей влияниями беспред­метной живописи и возвращающейся к стилизованной, но реаль­ной форме.

Другая линия новаторских поисков представлена в группе «Чингисхан» творчеством Р Харисова Истоки его искусства можно обнаружить в татарской вышивке, лубке, городской вывеске начала XX века Оттуда заимствует художник декоративные принципы, положенные в основу его изобразительной системы открытый цвет, контурный абрис простых форм ритмо-цветовая организация композиций.

Вне пределов группы эта линия представлена творчеством Ф.Ергалиева Ею картины также построены на использовании худо­жественных приемов фольклора, но истоки их знаковой системы корнями уходят в древнюю культуру предков И содержание кар­тин лежит в иной плоскости, нежели лирика Р.Харисова В «фольклорном» решении композиций оригинальное толкование древнего содержания народного творчества – идеи единства при­роды и человека.

Р Ахметвалиев в своей живописи обращается и к опыту кубизма, и к живописи фовизма, однако значительно перерабатывает их смягчает формы первого и открытую экспрессию второго сложными нюансировками цвета Изысканность колорита и дели­катная стилизация форм определяют хрупкость и утонченность образов прекрасных незнакомок и зыбкость силуэтов забытых тюркских всадников, помещенных в условное пространство живо­писи перетекающих из цвета в цвет волн Образная система роман­тических картин Р Ахметвалиева близка камерным сюжетам Р.Кадырова, в которых утонченная грация пластичных фигур ассо­циируется с художественными образами восточной поэзии, а цве­товые решения подобны легкой акварели Очарование его картин -в светлой, наивно-идиллической трактовке национальной темы

Рассмотренный материал позволяет убедиться в общем экспе­риментальном характере башкирской живописи, развивающейся в пределах трех направлений реалистического, представленного работами художников разных поколений, реминисценций русского авангарда в творчестве целой группы авторов, ориентации на опыт западноевропейской живописи Но и в рамках этих направлений существует несколько поисковых линий, поскольку речь идет не о явном воздействии или влиянии избранных ориентиров, а лишь об импульсах, ставших отправной точкой поисков.

http://terraokna.ru/stati/plastikovye_okna_preobrazhenskoe/

Поделиться с друзьями

Отправить комментарий