Нуриман Гиляжевич Сабитов

Нуриман Гиляжевич Сабитов (1925 – 1971). Нариман Гиля-жевич Сабитов родился 11 января 1925 года в г. Казани. В 1932 году семья Сабитовых переезжает в Уфу и будущий композитор обучается в Детской музыкальной школе № 1, которая ныне носит его имя. В 1953 году Нариман Сабитов окончил башкирскую сту­дию при Московской консерватории имени Чайковского. Работал в Башкирском государственном театре оперы и балета дирижером.

О себе Нариман Сабитов рассказывал: «Я рос в семье, где лю­били музыку. Брат и сестра моей матери были артистами музы­кальных театров. А отец в молодости и был актером Татарского государственного академического театра. Отец — человек большой души, безгранично любил музыку. В нашем доме с колыбели зву­чали классические мелодии. Очень часто отец заставлял прослу­шивать в записях на пластинках такие оперы, как «Евгений Оне­гин» или «Князь Игорь» до конца. Мы, мальчишки, сопротивля­лись, как могли; иногда со слезами упрашивали отпустить нас -меня и моего брата Науфаля – на улицу – поиграть со сверстни­ками. Сейчас я благодарен отцу за то, что он нас подружил с клас­сикой».


В день рождения своего друга Мансура Рафикова Нариман впервые сочинил мазурку. Услышав ее, главный дирижер Башкир­ского театра оперы и балета Петр Михайлович Славинский сказал: «Обязательно надо ехать учиться в Москву». Но не в эту минуту ещу родился музыкант.

Вчерашнему электромонтеру, только что засевшему за рояль, конечно же было нелегко в консерватории. Нариман был зачислен на подготовительный курс, а уже в мае, после пяти месяцев упор­ного труда, когда успешно была пройдена программа подготови­тельного курса и первого курса, он с отличными оценками перехо­дит на второй курс.

В семь часов утра открывались двери консерватории и классы представлялись студентам для индивидуальных занятий, а Нари­ман был уж тут как тут, а вечером последним уходил из консерва­тории.

Вот это трудолюбие, умение мобилизовать свои силы для штурма знаний будут лучшими спутниками Наримана и в даль­нейшей его жизни. Отлично окончив башкирское отделение Мос­ковской консерватории, он без экзаменов переводится на основной курс композиторского отделения консерватории. Все годы он как отличник учебы получает стипендию имени Петра Ильича Чайков­ского, Он учится одновременно и на факультете симфонического дирижирования. Однокурсниками Наримана были А. Пахмутова, А. Эшпай. 3. Исмагилов.

«Настоящая радость появляется всегда, когда ты один на один остаешься с музыкой, – говорил в минуты откровений Нариман.-Трудно бывает, когда ты не находишь или теряешь нить поисков. Я не испытываю, однако, творческого голода. Чаше всего у меня не хватает фактического времени для технического оформления своих мыслей».

Кто это сказал: «Чем больше я работаю, тем больше живу»? Говорят, что это изречение принадлежит великому ирландцу Бер­нарду Шоу. Мне думается, что то же самое с полным правом мог сказать я башкирский композитор Нариман Гилязевич Сабитов. Я редко встречал более упорного человека. А о трудолюбии моло­дого композитора мне как-то рассказал а его соседка по москов­ской квартире, где он жил в первые годы учебы в консерватории:

- Он так увлекался своей работой, что забывал о еде, отдыхе. Мне не раз приходилось оказывать ему помощь, когда он падал в обморок за роялем от утомления…

В музыке «Горного орла» Н. Сабитова заложена легенда, кото­рая соответствовала духу балета: «Песни про Салавата воспламе­няли мужество воинов, которые радостно шли на бой, не чувствуя ран, а смерть встречали с восхищением».

И надо сказать, что балет «Горный орел» был тепло принят зрителем и достойно оценен музыкальной общественностью рес­публики. Сюита из балета «Горный орел» и сегодня является дос­тойным украшением симфонических концертов.

«Вся моя жизнь полна работой, – со счастливой улыбкой ут­верждал Нариман Сабитов. – Но не всегда попутный ветер дует в мои паруса. Чаше всего порывы ветра я чувствую на своём лице. Может быть это счастье, когда ничего не даётся легко? Трудность закаляет дух и вырабатывает в тебе упорство, без чего нельзя быть творцом.».

Еще в годы учебы в консерватории Нариман был принят в Союз советских композиторов. Его произведения уже звучали по московскому радио, со сцены Большого зала Московской консер­ватории. Его «Героическую поэму» для симфонического оркестра исполнил и записал Большой симфонический оркестр Всесоюз­ного радио.

Когда Нариман Сабитов использовал народные песни с своих произведениях крупного плана, концертах для скрипки, симфони­ческой поэме, в балетах, он переосмысливал их в динамическом развитии. Народная песня, обрастая новыми красками, ритмиче­скими преобразованиями, оркестровыми особенностями изложе­ния, выявляет как бы всю доселе скрытую от глаз внутреннюю динамику, начинает сверкать великолепными красками своего внутреннего величия.

Такое отношение к народной песне можно было назвать сим­фоническим отношением, здесь народная песня начинает не изо­бражать авторский замысел, а выражать его суть. Народная песня становится как бы словами самого композитора, который начинает говорить языком народа.

В основу балета «Гюльназиры» легли исторические эпизоды гражданской войны в Башкирии. Авторами либретто являются Г. Г. Сабитов, отец композитора, балетмейстер-постановщик С. В. Дречин и сам автор музыки Н. Сабитов.

Музыкальная драмаургия балета оригинально сочетает три ос­новных лейтмотива. Два из них построены на фольклорных перво­источниках. Старинная башкирская народная песня «Абдрахман» служит основой «народного горя» – смелый кураист адресует его Касымбаю, как носителю зла и горя. Второй лейтмотив «надежды народа» построен на народной песне «Бииш». А третий – ориги­нальный, авторский – символизирует любовь. Он возникает вместе с появлением первой любви Бахтиара к Гюльназире, нарастая и как бы досказывая их чистые чувства. Две народные песни, легшие в основу двух образов – «надежды» и «горя», на протяжении всего спектакля стремительно несутся друг к другу, готовя драматиче­ский взрыв. Если лейтмотив «надежды», впервые зазвучавший в мелодии слепого кураиста, постепенно набирает силу, чтобы взле­теть ближе к финалу ввысь, то с другим лейтмотивом «горя» про­исходит обратный процесс – сильная, торжествующая в начале мелодия постепенно чахнет как бы в предчувствии победы народа, победы справедливости. Премьера балета была большим событием в культурной жизни Башкирии. Выразительная музыка балета под­купила зрителей своей мелодичностью, национальной самобытно­стью.

Балет «Гюльназира», показанный в дни заседаний выездного секретариата Союза композиторов РСФСР во главе с Д. Д,. Шоста­ковичем, получил также высокую оценку и в числе лучших произ­ведений башкирских композиторов был рекомендован для поста­новки на сценах друг их театров Советского Союза.

Композиторство – пусть главная, но лишь часть жизни Нари­мана Сабитова. Ведь он окончил сразу два факультета консервато­рии: композиторский и дирижерский.

О дирижере Сабитове, заслуженном деятеле искусств Башки­рии, завоевавшем доверие публики безупречной работой за пуль­том, страстной трактовкой музыки, запомнившемуся «волевым поворотом головы и властными руками», написано немало. Даже простой перечень одних названий спектаклей говорит о масштабах его дирижерской работы; им осуществлены постановка опер «Иван Сусанин» М. Глинки, «Кармен» – Бизе, «Царская невеста» Н. А. Римского-Корсакова, «Трубадур» – Верди», «Укрощение стропти­вой» – В. Шебалина, «Майсара» – С. Юдакова и многие другие оперные и балетные спектакли.

Песни и романсы Наримана Сабитова прочно вошли в репер­туар многих артистов эстрады. С искренним чуством теплоты воспринмаются его песни «Огни и минуты», «Лёг туман над Белою рекой» (стихи Назара Наджми), «Песня жаворонка» (слова Гилемдара Рамазанова), «Пароход увёз мою любимую» (Мустай Карим), «Я жду» (слова Якуба Кулмыя).

Творческое наследие композитора огромно. Он автор семи ба­летных произведений, детской оперы, многочисленных симфони­ческих и инструментальных произведений для оркестра и форте­пиано, циклов для хора, песен и романсов. (По А. Бикчентаеву.)

Поделиться с друзьями

Отправить комментарий