Салават Низаметдинов

Салават Ахмадеевич Низаметдинов родился 3 марта 1957 года в многодетной семье шахтёра в поселке Миндяк Учалинского района. В семилетнем возрасте он был отдан в Уфимскую школу-интернат для слепых детей. Самой большой радостью для мальчика стали занятия музыкой. Он пел в хоре ин­терната, с интересом осваивал – баян, домру, кларнет, трубу… Ко­гда Салавату исполнилось 11 лет, его приняли в только что от­крывшийся филиал детской музыкальной школы № 1, в класс баяна и композиции.

В 1977- 1982 годах в институте искусств с ним стал заниматься «на общественных началах» доцент кафедры композиции Е. Н. Земцов.

Замечательный знаток поэзии Е. Земцов пробудил у начинаю­щего композитора любовь к стихам. Под влиянием педагога С. Низаметдинов много сочинял. Всё это привело начинающего ком­позитора к первой значительной победе: в 1979 году на Междуна­родном конкурсе незрячих композиторов в Праге ему была прису­ждена третья премия за романсы на стихи А. Блока. Позднее, в 1988 году, на том же конкурсе С. Низаметдинов был удостоен вто­рой премии за вокальный цикл «Черновик» на стихи Ники Турби­ной.

По окончании института искусств композитор поступает в ас­пирантуру Московского государственного музыкально-педагоги­ческого института имени Гнесиных (ныне Российская академия музыки) к профессору Г. И. Литинскому, которому впоследствии посвящает Струнный квартет до-минор.

В 1983 году С. Низаметдинова принимают в Союз композито­ров СССР, а в 1988 году он получает золотую медаль Выставки достижения народного хозяйства СССР за вокальную симфонию «Разговор с Салаватом».

Жанровый диапазон творчества С. Низаметдинова охватывает оперы и симфонии, хоры и романсы, музыку к драматическим спектаклям и эстрадные песни. Однако центральное место в ком­позиторском «багаже» принадлежит музыке к слову.

Композитора притягивает поэзия М. Лермонтова и А. Блока, С. Есенина, Микеланджело Буонаротти и О. Хайяма, Н. Турбиной и П. Ронсара, поэтов Башкирии – М. Карима, Ш. Анака, А. Атнабаева, Р. Гарипова. В музыкальных интерпретациях литературных первоисточников на протяжении творческого пути постепенно вырисовывается своего рода автопортрет композитора, его собст­венное миропонимание, главная установка. Это – обязательство перед жизнью, тема назначения мастера и его искусства, и – как результат – появление триады: «Художник – Искусство – Жизнь».

Впервые она прозвучала в вокальной симфонии «Разговор с Сала­ватом». В опере по трагедии М. Карима «В ночь лунного затме­ния» она сделалась лейтмотивом любви героев, послужила им­пульсом для создания «Кантаты по случаю», прославляющей бес­смертного Ф. Шаляпина (на стихи Я. Полонского, С. Маршака, В. Бокова), цикла для тенора «Парнас» (на стихи Р. Гамзатова, Д. Кугультдинова, М. Карима). Мучительные поиски смысла жизни, жажда общения и понимания сближают стихотворения Р. Гари­пова (хоровой цикл «Пять размышлений») с поэзией М. Лермонтова («Записки в альбом»), своеобразно резонирующей в стихах юной Ники Турбиной («Черновик» для сопрано).

Искусство наделяет мир своими вдохновенными созданиями духовной красоты в гармонии с красотой природы. Это становится заповедной областью светлой лирики в музыке композитора. Не потому ли первые «странички» из вагантов («Милый ты мой», «Добродетельная старушка») вспоминаются тогда, когда Сократ говорит о солнце в каждом человеке, Хайям вдохновенно воспе­вает свою прекрасную возлюбленную, и Микеланджело в награду за свое творчество слышит Вечность (опера «Memento»)? Но ды­хание вечности исчезает, когда наступает хаос, когда продается на прилавке вместе с финиками и грушами человеческая голова, жи­вое женское тело, правда и достоинство, сконструированное ору­жие массового уничтожения… Тогда гибнут художники и фило­софы. Напрасно читает поэт Бодлера и Пастернака похотливой девке: они не нужны ей (цикл на стихи П. Госсена), как вообще не нужно искусство взбесившемуся миру (пятая страничка из «ваган­тов»). Об этом говорит композитор в опере «Memento» страстно, с трагической обнаженностью предупреждая об экологической ката­строфе духовности.

Сегодня «Memento» – последнее завершенное произведение Салавата Низаметдинова. В нем аккумулирована главная тема его творчества, философская и гражданская позиция композитора и его выбор в искусстве. О неодолимых вечных ценностях, принад­лежащих человечеству на все времена, говорят в опере Сократ и Платон, Хайям и Микеланджело, Лермонтов и Есенин. Их голоса слышит композитор и отвечает им своим хоровым рефреном. В завершении оперы он звучит особенно красиво и просто, – как песня о чистом небе, прозрачных водах, первой девичьей любви…

В этой опере Салават Низаметдинов подтверждает свою при­верженность жанровому и стилевому плюрализму. Строгая графичность («Сократ») сочетается с пышным восточным многоцве­тней («Омар Хайям»), бальный полонез, вальс, элегический романс и монолог в традициях русской музыкальной классики XIX века («Лермонтов») сменяется задумчивой русской песней и бло­ком частушек, речевок, лозунгов и обрывков революционных пе­сен, агрессивно заполонивших Россию 1920-х годов («Есенин»),

Можно по-разному относиться к тому, как объединяет С. Низамегдинов в своих авторских концертах музыку классической и эс­традной ориентации, можно спорить о правомерности взаимодей­ствия этих музыкальных потоков в тех или иных случаях, но одно безусловно: композитор вслушивается в сегодняшний день во всей его пестроте Он живет в этом мире и дает его срез в собственном восприятии, отчетливо представляя себе, что прекрасно и что безобразно.

С. Низамегдинов является Заслуженным деятелем искусств Республики Башкортостан, лауреатом премии имени Г. Саляма.

По Н. Спектор

Поделиться с друзьями

Комментарии (1) на "Салават Низаметдинов"

  1. София

    Большая просьба – сообщите мне по e-mail, какие стихи Гамзатова положил на музыку этот композитор. Мне очень важно знать

Отправить комментарий