Бай и пастух

04.08.2012 | Категории: Народные сказки

Был ли, нет ли, говорят, голодный ли, сытый ли, гол ли, говорят, как сокол, когда были живы деды, а сынов и внуков и в помине не было, жил в одном ауле некий бай. И было у того бая множество скота. Скота-то много, да был он убог душой — жаден и ненасытен.

Однажды    решил    этот    бай    нанять    себе    пастуха. Прослышав    про    это,    пришел   к   нему    какой-то    человек   и    спрашивает:

—     Сколько платить будешь, бай?

—     Платить буду отменно: за каждую корову — кость мясную.

Подсчитал    пастух    в    уме — ничего,    вроде    бы,    получается    плата — как-никак скота у бая не счесть, и даже при простом подсчете выходит, что мясных костей набирается больше тысячи. «Можно вдоволь наесться мяса», — подумал пастух и согласился на условия бая.

И   вот   начал   он   пасти   байскую   скотину,   весной   пасет,   летом   пасет, осенью пасет; пришло время расплачиваться за труды. Приходит он к баю.

—  Хорошо,   братишка, — говорит   ему   бай, — все   должно   иметь   свою оплату.   Как   мы   с   тобой   и   договорились,   вот   тебе   две   кости   с   мясом.

Удивился пастух и возмутился от такой наглости:

—      Это почему же так мало, дядя бай? Или ты передумал?

—     Нет, — отвечает ему бай, — ведь мы с тобою как договаривались? На каждую голову одна мясная кость. А ведь скотина у меня только двух видов — коровы да козы. За коров тебе полагается один кусок, за коз — другой.

Пастух не нашелся, что ответить, и, опечаленный, отправился в свои края. Даже те два куска мяса, что давал ему бай, не стал с собой забирать — оставил там же.

Стал  он  приближаться к  своему  дому,  а  навстречу  жена  с  детишками.

—  Ну, что принес? — спрашивают они пастуха. Тот отвечает :

—  Слишком    много    чего    надо    было    забирать,    поэтому    все    там    и  оставил.

А голодные дети житья не дают, поесть просят.

Удрученный пастух отправился опять на те же места. Идет он, идет, и встает перед ним лес. Думает он: «Нельзя ли тут добыть для детей какую-нибудь живность?» Взял он лук со стрелами и притаился под деревом. Сидит, ждет, держа наготове свое оружие. Вдруг видит: пролетает какая-то птица. Выстрелил пастух и пошел разыскивать упавшую поблизости птицу. Идет он, идет, только никак не может отыскать свою дичь.

Вдруг откуда ни возьмись впереди собака. Злой на весь мир, пастух хотел было подстрелить этого невесть откуда взявшегося пса, но тот под­скочил к нему в два прыжка и схватил зубами за его штанину. Сам лает и куда-то тянет. Тогда и отправился пастух за тем псом.

Идут они теперь вдвоем: собака впереди, пастух — за ней. В конце концов, добрались до дома того самого бая, что так ловко обхитрил пастуха. Подошли к дому и видят: сидит бай за столом и грызет мясистую кость. Пастух осторожно постучал в окно. «Раз уж пришел, так хотя бы заберу тe самые два куска мяса», — подумал он.

Бай распахнул окно:

—  Кто тут?

— Это я, дядя бай. Пришел просить плату за свою работу, — отвечает пастух.

Рассердился бай:

— Если так, то надо было брать, когда тебе дают. А теперь ничего не получишь.

И с этими словами захлопнул окна.

Стоило ему закрыть рамы, как собака, что привела сюда пастуха, стала лаять что есть мочи. Лает она, лает, баю покоя не дает. «Видно, так просто от вас не отделаться», — подумал бай, снова распахнул окно и выбросил мясистую кость. Пастух только было хотел схватить, как собака сжала ее в пасти и убежала прочь. Что делать пастуху? Пустился он вслед за собакой. Бегут они, бегут, и вот снова оказались в том же лесу, откуда сюда прибежали.

Стоило им оказаться в том лесу, как навстречу им вышел волк. Увидел волк кость в пасти собаки, бросился к ней:

— Ты   почему   грызешь   ту   кость,   которую   должен   грызть   я?   Отдай!

—  Эта кость не моя, а вот его, пастуха,  — отвечает   собака.

— Если будете меня злить, я съем вас обоих! —зарычал волк.

И он отнял у собаки кость и стал грызть, но в это время появился и сам пастух.   Видит   он:   огромный  волк  грызет  кость,  которая  должна   принадле­жать ему, пастуху.

— Ага, попался! — в гневе закричал он. — Так это ты, оказывается, тут злодей!

Схватил он волка за уши и стал колотить что есть силы. Сперва волк завыл, потом   заплакал   и,   наконец,   взмолился   человечьим   голосом:

—    Не бей меня, дядя, я тебе за эту кость чего хочешь достану.

—    Если    приведешь    стадо   коров,    не    буду    бить, — отвечает   пастух.

—    Стадо так стадо, — говорит волк. — Ты подожди здесь, а мы вон с той собакой сбегаем кое-куда.

Отпустил его пастух, а сам остался ждать на опушке леса. Не успел и глазом моргнуть, как волк с собакой уже гонят целое стадо коров и овец. Пастух погнал скотину домой. С того самого дня он стал досыта кормить своих домочадцев, справил им одежду, привел в порядок избу и ограду вокруг нее. Словом, зажил вполне зажиточной жизнью.

Молва о разбогатевшем пастухе разошлась далеко вокруг. В ауле думали, что он разбогател, работая у бая в пастухах. Даже нашлись желающие наняться к тому баю в пастухи, полагая, что у него можно как следует заработать.

Один к нему приходит с просьбой, другой приходит: дивится бай такому чуду, понять ничего не может — раньше все от него бежали прочь, а тут — идут, прямо деваться некуда! Решил он разузнать, в чем тут дело, один из просителей ему и рассказал обо всем:

— Крепко обогатился тот ваш пастух из нашего аула. Вот мы к тебе и пришли проситься в пастухи.

Удивился бай, пошел он к своему бывшему пастуху. А тот отдыхал, лежа на дорогом ковре, закинув ногу на ногу и поплевывая по сторонам. И вкралась жгучая зависть в душу бая. Поздоровался он с пастухом, так и так, говорит, я тебя поил-кормил, поэтому ты должен мне сказать, откуда привалило тебе это богатство.

— Что ж, это можно, — отвечает пастух. — Тут нет ничего особенного. Вечером к твоему дому с лаем подойдет собака. Ты брось ей мясистую кость, которую будешь грызть сам. Собака убежит с этой костью, а ты пус­кайся вслед за ней, не отставая ни на шаг, там и найдешь свое богатство.

Вернулся бай к себе домой, велел варить мясо. С сумерками сел за ужин. Когда он обгладывал большую мясистую кость, за окном послышался собачий лай. В нетерпении распахнул он окно и бросил кость, которую грыз. Собака схватила кость и помчалась прочь от байского дома. Бай — за ней.

Бегут они, бегут, собака впереди, бай — за ней, добежали до густого и темного леса. Стоило им там оказаться, как навстречу им выбежала целая стая волков. Они вырвали у собаки кость и стали ее делить между собой. Делили, делили, да никак поделить не могли. Старший из волков спрашивает:

— Чья это кость?

—  Ее выбросил вот этот бай, — отвечает собака.

—  Почему он бросил нам только одну кость? — спрашивает волчий вожак. — Давайте-ка мы раздерем его на куски — будет нам всем мяса па ужин!

— Верно, верно! — поддержали вожака другие волки. — Намедни из-за него нашу мать-волчиху избил какой-то пастух, и к тому же, угнал всю нашу скотину. Теперь нам нечего есть.

Волки набросились на бая и в одно мгновение растерзали его на куски.

А тот пастух, говорят, живет и поныне, ест себе мясо, запивает буль­оном, словом, живет припеваючи.

Поделиться с друзьями

Отправить комментарий