«Таргын и Кужак»

Сказание о Таргын-батыре и его сопернике Кужак-батыре также относится к той группе эпических произведений, в которых выражена ненависть народа к иноземным угнетателям. Сюжет сказания отличается сравнительной стройностью и цельностью. Весьма своеобразно выступает в нем идея борьбы против представителей иноземного владычества.

Сюжетная основа этого сказания восходит к общетюркской эпической традиции. Подобные сюжеты, с весьма своеобразной национальной окраской, имеются у казахов, узбеков, туркмен и других тюрко-язычных народов. В процессе своего ответвления эпический сюжет о подвигах батыра Таргына в каждом конкретном случае получил национальную определенность. Какие-то мотивы этого сюжета в одном случае были отброшены, в другом, напротив, – зазвучали сильнее. Каждая этническая среда по-своему воспринимает одни и те же детали, вкладывая в них новый образный смысл, отражающий конкретные исторические условия жизни народа. Так, в казахской эпической поэме «Ер-Таргын» главный герой показан как батыр, борющийся за интересы народа. В башкирских же версиях он обрисован как чужеземец, насильник. В казахской поэме говорится о том, что Ер-Таргын дважды был обманут ханом Ханзадой, а в башкирских версиях этот образ сам изображается обманщиком, подлым ногайлинцем, ненавистником народа. Таких параллелей можно привести много.

Таргын приехал гостем на состязание к Акса-хану. Своей силой и ловкостью он привлекает к себе внимание красавицы Акъюндуз, дочери Акса-хана. Отец не соглашается отдать дочь за батыра-пришельца. Тогда с согласия Акъюндуз Таргын похищает её. Акса-хан созывает своих батыров, чтобы организовать погоню, и . тому, кто схватит беглецов, обещает отдать свою дочь в жены.

В этой детали отражаются отношения сложившиеся между представителями Ногайского ханства и местным населением. Счи­талось позорным заключать с пришельцами брачные союзы и во­обще устанавливать близкие связи.

За беглецами соглашается ехать в погоню старый батыр Акса-хана Кужак. В этой детали также отражается очень важный мо­мент: старый батыр предстает как образ, воплотивший в себе муд­рость, опыт, жизненный уклад местного населения, который ухо­дит своими корнями в древность. Противопоставление инозем­ному молодому батыру старого и опытного Кужака, нужно пони­мать, как желание подчеркнуть превосходство местного жизнен­ного уклада над тем, что несут с собою пришельцы, чужеземцы.

Кужак – батыр настигает беглецов и с достоинством вызывает Таргына на поединок. В его обращении к Таргыну звучит чувство гордости своим положением:

Эй, Таргын, ты – пришелец, Около коня ты – ишак, Не знающий цены гостеприимства, Акса-хана унизивший, Акъюндуз опозоривший, Стране горе принесший, На солнце пятно уронивший, Дурное ты задумал, Грязные руки распустил, Стань же здесь передо мною, Я-то уж доберусь до твоей головы!

Таргын тут же соскакивает с коня, становится перед Кужаком и отвечает на его вызов надменно и резко:

Эй, старый Кужак, старый Кужак, От тебя отворачивается твой конь, Кужак, Подняв дыбом щетину в бороде, За девушкой, что ли, явился? Эй, старый Кужак, старый Кужак, Поверни в сторону морду коня, Кужак, С дрожащими мускулами на щеках и С дрожащими мускулами на икрах. На поединок, что ли, явился?

Чтобы унизить Кужака, Таргын в своем ответе делает упор на его старость. Но обвинение, брошенное Кужак-батыром в адрес Таргына, звучит внушительнее. Его слова звучат, как осуждение поведения Таргына всем народом. Старый Кужак в ответ на на­смешки Таргына отвечает по-прежнему достойно, с уверенностью в своих силах:

Эй, Таргын, ты – пришелец, Ты не батыр, ты – ишак, Я доберусь до твоей головы,

Я увезу от тебя девушку. Выйди-ка, стань-ка передо мной, Дай-ка, я снесу тебе голову.

После этого батыры выходят на поединок. Они должны разой­тись на расстояние выстрела ид лука и выпустить в друг друга смертельные стрелы. Кто должен стрелять раньше, этот вопрос решается в соответствии с эпическими традициями. Каждый счи­тает делом чести уступить первый выстрел сопернику. Старый Кужак, чувствуя свое превосходство, предлагает Таргыну стрелять первым. А Таргын, считаясь с тем, что Кужак намного старше его, уступает ему первую стрелу. Первая стрела должна принадлежать слабой стороне – таков закон эпических богатырей.

Наконец, батыры сходятся на том, что оба будут стрелять одно­временно и выпустят враз по две стрелы. Обе стрелы Таргына про­летают мимо цели. Старый Кужак демонстрирует своё превосход­ство, причём он это делает с некоторой издевкой над батыром-соперником, как над мальчишкой. Первой стрелой он ранит в мочку правого уха, второй – левого. Таргын не в силах перенести такого позора, бросив возлюбленную Акъюндуз и своего аргамака, бежит восвояси. Старый Кужак возвращает Акъюндуз отцу.

Таким образом, в поединке двух батыров, представляющих две тенденции в общественной жизни, побеждает старый батыр, во­площающий в себе нормы и правила поведения коренных жителей страны. А Таргын-батыр, носитель чужеземного начала, сходит со сцены посрамленным, потерпев позорное поражение. В этой си­туации нетрудно разглядеть неприятие народом, живущим по ме­стным, исконным обычаям, чужеземных порядков, той «новизны», которую принесли с собою захватчики и пришельцы. Носителю этой «новизны» молодому батыру Таргыну народ противопостав­ляет закаленного жизнью, опытного старого батыра Кужака и че­рез его деяния осмеивает нравы, занесенные иноземными правите­лями (ногайцами).

Как видим, традиционный мотив выезда эпического батыра за девушкой здесь переосмысливается совершенно в противополож­ном плане, в отрицательном аспекте. Батыр не достигает цели – похищение девушки заканчивается его постыдным поражением и бегством. Таким образом, в развитие эпического сюжета вносятся радикальные изменения, возникшие как результат отражения борьбы местного населения с чужеземными правителями, при­шельцами.

В произведении «Таргын и Кужак» можно проследить измене­ние системы образов в эпических сюжетах. В проанализированных до этого памятниках развязка в ходе событий наступала исключи­тельно в результате действий положительных героев. Сосредото­чение событий вокруг отрицательного образа – явление новое для эпоса, свидетельствующее о каком-то движении, происходившем в его образной системе. Через изображение отрицательного героя осуждаются чуждые народу тенденции и утверждаются положи­тельные идеалы, соответствующие его морали, его исконным тра­дициям.

Отражая многовековую освободительную борьбу коренного населения против гнета иноземного владычества, произведение служит важным звеном в эпическом репертуаре. По А. Кирееву.

Поделиться с друзьями

Отправить комментарий